Имена, ставшие словамиИстории появления тех или иных слов в языках мира…

Имена, ставшие словами

Истории появления тех или иных слов в языках мира всегда интересны и занимательны. Особенно впечатляют слова, происхождение которых связано с вполне реальными историческими личностями, будь-то писатели, ученые, богачи или предприниматели, которые изобретали, бунтовали, путешествовали, занимались благотворительностью, иными словами — не оставляли общественность равнодушной, а потому имена их стали нарицательными. Слова-эпонимы, а так их называют этимологи, встречаются часто, но о существовании их мы не задумываемся или просто не знаем.

Бойкот — по имени британского управляющего в Ирландии Чарльза Бойкотта (1832–1897), землю которого ирландцы отказались обрабатывать и начали кампанию по изоляции Бойкотта в местном обществе.

Кардиган — получил название в честь генерала Джеймса Томаса Браднелла, седьмого главы графства Кардиган, которому приписывают изобретение данного предмета одежды с целью утепления форменного мундира.

Шовинизм — Николя Шовен, полумифический французский солдат, пафосно и простонародно выражавший в своих речах любовь к Франции и к Наполеону Бонапарту в частности.

Ватман — белая плотная бумага высокого качества получила свое название в честь английского бумажного фабриканта Джеймса Ватмана, который в середине 1750-х годов ввел новую бумажную форму, позволявшую получать листы бумаги без следов сетки.

Галифе — название брюкам дано по имени французского генерала Гастона Галифе (1830–1909), который ввёл их для кавалеристов. Позже галифе были заимствованы другими армиями, а еще позже вошли в мужскую и женскую моду.

Гуппи — английский священник и учёный Роберт Джон Лемчер Гуппи, который в 1886 году сделал доклад перед членами Королевского общества, в котором рассказал о рыбках, не мечущих икру, а рожающих живых детенышей. После этого он был поднят на смех.

Толстовка — по имени великого Льва Николаевича Толстого назвали этот популярный вид одежды, хотя сам писатель носил рубашку несколько иного кроя.

Гильотина — орудие казни названо по имени французского врача Жозефа-Игнаса Гийотена, который хоть и не изобрел его, но в 1789 году впервые предложил отрубать головы с помощью этого механизма, что считалось «более гуманным».

Гобелен — слово возникло во Франции в XVII веке, когда там открылась королевская мануфактура Гобеленов, продукция которой была очень популярна, и в некоторых странах гобеленом называлось всё, что выполнялось в технике шпалерного ткачества.

Оливье — свое название знаменитый салат получил в честь своего создателя, шеф-повара Люсьена Оливье, державшего в Москве в начале 60-х годов XIX века ресторан парижской кухни «Эрмитаж».

Бегония — названа в честь французского дворянина Мишеля Бегона (1638-1710), интенданта французских колоний в Карибском море, организовавшего научную экспедицию на Антильские острова для сбора растений.

Мазохизм — термин произошел от имени австрийского писателя Леопольд фон Захер-Мазоха (1836–1895), в романах которого «Разведённая женщина» и «Венера в мехах» деспотические женщины издевались над слабыми мужчинами.

Меценат — название происходит от имени римлянина Гая Цильния Мецената, который был покровителем искусств при императоре Августе.

Ловелас — Сэр Роберт Ловелас является персонажем романа Сэмюэла Ричардсона «Кларисса» , написанного в 1748 году, по сюжету которого красавец-аристократ коварно соблазняет 16-летнюю главную героиню.

Саксофон — инструмент назван по имени Адольфа Сакса (1814–1894), бельгийского изобретателя музыкальных инструментов. Сакс умер в бедности, потому что джаза тогда еще не было.

Сэндвич — назван по имени Джона Монтегю, 4-го графа Сэндвичского (1718–1792), лондонского министра и игрока, который, по легенде, изобрёл его во время игры в криббедж. Игра длилась уже несколько часов, а министр не нашёл времени поесть. Джон Монтегю попросил, чтобы ему подали еду между двумя ломтиками хлеба. Его друзьям-игрокам понравился такой способ еды без отрыва от игры, и они тоже заказали хлеб «по-сэндвичски».

Силуэт — Этьен де Силуэт (1709–1767) будучи генеральным контролером финансов во Франции при Людовике XV обложил налогами внешние признаки богатства (двери и окна, фермы, предметы роскоши, прислугу, прибыль). Пробыл на своем посту всего 8 месяцев. Его имя связали с «дешевой живописью» — вместо дорогого портрета дешевле и быстрее обвести тень человека.

Мавзолей — погребальное сооружение названо по пышной гробнице карийского царя Мавсола в городе Галикарнас на территории современной Турции.

Мансарда — слово произошло от фамилии французского архитектора XVII века Мансарда, придумавшего дешевые чердачные помещения.

Макинтош (плащ) — фамилия шотландского технолога, который изобрел способ, как делать ткань непромокаемой, пропитывая ее раствором резины.

Бакшт К.А. Построение отдела продаж с нуля до максимальных результатов Жанр …

Бакшт К.А. Построение отдела продаж с нуля до максимальных результатов

Жанр — это война, где пленных скупают за бесценок. Линия фронта проходит там, где идет работа с клиентами. Ваша основная ударная сила — ваш отдел продаж. Ваши менеджеры по продажам всегда в бою, всегда на передовой. Так вооружите их надежными технологиями и новейшими достижениями в области продаж!
Автор этой аудиокниги как бизнес-консультант диагностировал десятки предприятий — от мелких частных фирм до солидных компаний, входящих в крупнейшие российские холдинги. Его опыт, полученный при построении десятков систем продаж в различных бизнесах, постепенно превратился в отработанную технологию, которая детально рассмотрена в этой аудиокниге.
Об авторе:

Carpe Jugulum. Хватай за горло! Жанр: Описание:Они — вампиры, и это многое…

Carpe Jugulum. Хватай за горло!

Жанр: — вампиры, и это многое объясняет. Да, они спят в гробах, да, они питаются кровью, однако… все не так просто. Долой заскорузлые предания и предрассудки! Новый мир — новые повадки! Закаляйся святой водой! Религиозные символы — всего лишь картинки и предметы нательного украшения! Чеснок? Обычная приправа! Смело гляди в глаза наступающему дню! Они — новые вампиры. Они будут жить по-новому. И вы тоже будете жить по-новому. Вас заставят не бояться. Вас заставят снять с окон решётки. Вам будет хорошо. Люди и вампиры — братья навек. А тех, кто не согласен, — «Сarpe Jugulum»!

Ангелы-хранители Жанр: Предлагаемая книга — увлекательный…

Ангелы-хранители

Жанр:

Предлагаемая книга — увлекательный приключенческий роман, главные герои которого собака и монстр Аутсайдер — два подпольных животных с человеческим интеллектом, убежавший из исследовательского центра, занимающегося генной инженерией. Динамичный сюжет, невероятные, порой леденящие кровь ситуации, в которых оказываются герои романа, без сомнений, придутся по вкусу поклонникам триллера.

Красное и чёрное Жанр: Описание:Традиционно принято было считать,…

Красное и чёрное

Жанр: принято было считать, что названия цветов, вынесенные в заглавие романа, символизируют стоящий перед главным героем выбор между карьерой в церкви (чёрный цвет одежд клириков) и в армии (красный цвет офицерского мундира). Впоследствии было выдвинуто немало гипотез, почему автор выбрал для романа такое название, но однозначного мнения на этот счёт в литературоведении так и не сформировалось.

Мэр небольшого французского города, господин де Реналь берет в дом гувернёра – молодого человека по имени Жюльен Сорель. Амбициозный и честолюбивый Жюльен изучает богословие, знает латынь и с детства мечтает о славе и признании. Жена господина де Реналь постепенно проникается к Жюльену симпатией, а затем и влюбляется в него. Они становятся любовниками, но госпожа де Реналь благочестива, её постоянно терзают муки совести, к тому же обманутому мужу приходит анонимное письмо с сообщением об измене жены…

Записки из Мертвого дома Жанр: Описание:Книгу очерков «Записки из…

Записки из Мертвого дома

Жанр: очерков «Записки из Мертвого дома» Ф.М.Достоевский написал вскоре после возвращения с каторги. Это уникальный документ, включающий рассказы о судьбах реальных заключенных, которых писатель встречал на каторжных работах, множество характерных выражений и поговорок, услышанных им из уст арестантов и солдат. Но это и глубокое философское произведение выдающегося мыслителя, главной идеей которого выступает Свобода как необходимое условие человеческого существования. «Несмотря ни на какие меры, живого человека нельзя сделать трупом», — утверждает автор «Записок из Мертвого дома»

7 книг-антиутопий, которые меняют представления об идеальном мире Когда-то…

7 книг-антиутопий, которые меняют представления об идеальном мире

Когда-то давно, в шестнадцатом веке, Томас Мор написал произведение под названием «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия». В ней Мор описал идеальное общество, где все всегда хорошо и спокойно. И хотя на самом деле книга скучна, благодаря ей в литературе появилось сразу два художественных направления: утопия и антиутопия — жанр, в котором свобода личности сильно ограничивается государством, а вольнодумие жестоко наказывается.

▪Джордж Оруэлл — 1984
Роман описывает мир, разделенный между тремя тоталитарными государствами. Книга о полном контроле, уничтожении всего человеческого и о попытках выжить в мире ненависти. Роман неоднократно подвергался цензуре со стороны социалистических стран. Был запрещен в СССР.

▪Олдос Хаксли — О дивный новый мир
Перед нами предстаёт общество, в котором, казалось бы, нет места боли и печали. Каждому человеку едва ли не с самого рождения внушается, что его место в обществе — самое лучшее; все обеспечены любыми нужными им благами. Если же всё-таки в душу закралась грусть — достаточно принять пару таблеток сомы, и от плохого настроения не останется и следа.

▪Джордж Оруэлл — Скотный двор
«Скотный двор» — притча, аллегория на революцию 1917 года и последующие события в России. Животный мир скотного двора долго терпел скотское обращение со стороны людей, но однажды это терпение лопнуло. Четвероногие взбунтовались и прогнали фермеров, ну а сами объявили себя свободной республикой под руководством свиней.

▪Евгений Замятин — Мы
Одна из самых знаменитых антиутопий мира. В двадцать шестом веке жители Утопии настолько утратили свою индивидуальность, что различаются по номерам. Во главе Единого Государства стоит некто, именуемый Благодетелем, которого ежегодно переизбирают всем населением, как правило, единогласно. Руководящий принцип Государства состоит в том, что счастье и свобода несовместимы.

▪Энтони Бёрджесс — Заводной апельсин
Это злая сатира на современное тоталитарное общество, стремящееся превратить молодое поколение в послушных воле вождей «заводных апельсинов». Умный, жестокий, харизматичный антигерой Алекс, лидер уличной банды, проповедуя насилие как высокое искусство жизни, попадает в железные тиски новейшей государственной программы по перевоспитанию преступников и сам становится жертвой насилия.

▪Татьяна Толстая — Кысь
«Кысь» — актуальная антиутопия, страшная и прекрасная сказка о гибели нашей цивилизации, о мутировавших горожанах, дичающих в радиоактивных лесах, но главное — о деградации языка, все еще узнаваемого, но уже малопонятного.

▪Андрей Платонов — Котлован
В «Котловане» как в кривом зеркале отражены главные события проводившейся в СССР первой пятилетки: индустриализация и коллективизация. Замечательный пример антиутопии, жёсткой сатиры на реалии быта и социального устройства советского государства.

Стокетт Кэтрин «Прислуга» Жанр Американский Юг, на дворе 1960-е годы….

Стокетт Кэтрин «Прислуга»

Жанр Юг, на дворе 1960-е годы. Скитер только-только закончила университет и возвращается домой, в сонный городок Джексон, где никогда ничего не происходит. Она мечтает стать писательницей, вырваться в большой мир. Но приличной девушке с Юга не пристало тешиться столь глупыми иллюзиями, приличной девушке следует выйти замуж и хлопотать по дому.
Мудрая Эйбилин на тридцать лет старше Скитер, она прислуживает в домах белых всю свою жизнь, вынянчила семнадцать детей и давно уже ничего не ждет от жизни, ибо сердце ее разбито после смерти единственного сына.
Минни — самая лучшая стряпуха во всем Джексоне, а еще она самая дерзкая служанка в городе. И острый язык не раз уже сослужил ей плохую службу. На одном месте Минни никогда подолгу не задерживается. Но с Минни лучше не связываться даже самым высокомерным белым дамочкам.
Двух черных служанок и белую неопытную девушку объединяет одно — обостренное чувство справедливости и желание хоть как-то изменить порядок вещей. Смогут ли эти трое противостоять целому миру? Сумеют ли они выжить в этой борьбе?